О водоизмещении истребителя «Ме-262»

0
5

Share Tweet Share Share Email Comments 
Никогда не стану сравнивать линкор и авианосец, для первых как раз есть Капцов, для вторых – Андрей из Челябинска. И никто мне не запрещает этого делать, просто надо понимать свой уровень компетенции в этих вопросах.

Я не претендую на звание «эксперта» в делах авиации Второй мировой, хотя просто обожаю эти самолеты. В них была суть. У каждой страны своя, но это были законченные боевые машины, которые просто нельзя не любить.

И вот такая подача «Ласточке». Фактически первому боевому реактивному самолету. 

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

Позор и деградация, понимаешь…

Вопрос про то, кому позор.

Давайте тогда уж я выступлю не соавтором, как предлагали некоторые читатели, а адвокатом «Ласточке». Ну что делать, люблю я эти самолеты…

Итак, от винта! Курсивом выделены цитаты Капцова.

«Ме.262 «Швальбе» создавался под влиянием предшественников и сочетал признаки самолетов поршневой эпохи, неприемлемые для реактивной авиации. В первую очередь это заметно по его крылу с толстым профилем и малой стреловидностью».
О водоизмещении истребителя «Ме-262»

Олег, простите, «Аненэрбе» сработали плохо. И чертежи МиГ-29 доставить в 1941-й год не смогли. Потому так вот вышло – толстый профиль крыла поршневого самолета и малая стреловидность. По сути – поршневой самолет с подвешенными турбореактивными двигателями.

Это называется – эволюция. Это называется – конструкторский поиск. Особенно учитывая тот факт, что предшественников у Ме-262 не было. Он как бы был первым реально боевым самолетом.

Можно оспорить в плане «Арадо-Блитц», но Ar-234 был, во-первых, бомбером, а во-вторых – о чудо, правда – со стреловидностью у него было, как и у «Ласточки». То есть никак.

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

О водоизмещении истребителя «Ме-262»
«После войны никто не использовал технические решения, заложенные в конструкции Me.262. Ни один из послевоенных истребителей не имел крыльев с таким профилем или размещенных под плоскостями мотогондол (за пределами основных стоек шасси)».

Во как… То есть товарищ Яковлев передирал марсианский космолет? И Як-25 и Як-28 не отвечали этим требованиям? Странно, но сходств больше, чем надо. И шасси трехстоечное с передней стойкой, и двигатели под крыльями…

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

Ой, а это что тут у нас? Еще одна тупиковая ветвь? Тупые советские деятели наштамповали с 1949 по 1955 год более 6 тысяч вот этих, тупиковых Ил-28.
О водоизмещении истребителя «Ме-262»

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

И еще около 2 тысяч вот этих Harbin H-5, которые китайцы просто скопировали с Ил-28 и используют даже сегодня.
О водоизмещении истребителя «Ме-262»

Сплошные тупики с мотогондолами под крыльями…
«С реактивной эпохой «Швальбе» роднил только принцип работы турбореактивного двигателя. Все остальное оказалось ложью».

Ага, то есть снаряды пушек, которые колотили в корпуса «крепостей», — ложь. И наши самолеты Яковлева и Ильюшина, до боли напоминавшие творение Вилли Мессершмитта, – тоже ложь?

А 1180 единиц Як-28? А 635 единиц Як-25? Это тоже ложь?

Все, короче, врут. Странный такой альтернативный мир. Но – имеет право на жизнь. Однако идем далее по тексту.

Дальше начинаются интересные сравнения. 

«Реактивный Me.262 и поршневой «Тандерболт» P-47D имели нормальную взлетную массу около 6,5 тонны».

И что? Это повод, чтобы их сравнивать? Вес? Простите, Олег, это корабли по водоизмещению можно сравнить. С самолетами несколько иначе дело обстоит.

Р-47 был поршневым самолетом. Ме-262 – турбореактивным. Р-47 был одномоторным, Ме-262 – двухмоторным самолетом. Простите, но в голову не приходит сравнивать самолеты настолько разные. А в нашем случае – да запросто. Главное – вес одинаковый…

«С появлением других истребителей, оснащенных «высотными» моторами с турбонаддувом, «Тандеры» быстро отдали инициативу более сбалансированным «Мустангам». Которые наряду с «Лавочкиными», «Мессершмиттами» и «Спитфайрами» предпочитали вступать в бой при значениях удельной нагрузки 200 и менее кг на кв. метр крыла».

Требует перевода на русский язык. А вообще-то, прибора, способного измерить удельную нагрузку на крыло, у самолета в то время не было. Это делалось расчетами в ОКБ и до летчиков не доводилось. И, поверьте, летчики вступали в бой, совершенно не зная, какая у кого нагрузка на крыло. 

Как правильно написал Покрышкин в своей книге «Небо войны»: мотор работал, оружие было исправно – летчик шел в бой несмотря ни на что. И И-16, и «Харрикейны» дрались с Ме-109 серий F и G. И роняли тех на землю.

Это было, и от этого просто невозможно отвертеться. 

Р-47 «Тандерболт» был самым массовым истребителем США в той войне. И это был весьма успешный истребитель, способный выполнять все возложенные на него задачи. Масса? Простите, я писал в статье про этот самолет, что изрядный вес Р-47 с лихвой компенсировался его двигателем.

Но это были совершенно разные самолеты. И сравнивать их просто глупо.

«Две «свистелки» под крылом обеспечивали «Швальбе» суммарно менее 1,8 тонны тяги. Это очень плохо. О сравнении с истребителями послевоенного периода речи быть не может. «Швальбе» уступал в тяговооруженности поршневым ровесникам!»

Ну что, божественно! Послевоенные истребители всех стран разрабатывались в спокойной обстановке, с тщательным изучением немецких трофеев, ОКБ никто не бомбил, советские танки не грохотали по близлежащим улицам и так далее.

Здесь кодовое слово – послевоенные. Разработанные после войны. Почувствуйте разницу, как говорится!

«Из-за недостаточной тяги двигателей «Швальбе» требовались ВПП длиной не менее 1500 метров. От затеи с пороховыми ускорителями быстро отказались — такие шутки всех порядком достали. Невозможность базирования Ме.262 на обычных полевых аэродромах ставило и без того дышащие на ладан ВВС рейха в совсем отчаянное положение.
Уберменши строили «истребитель будущего», не имея для этого необходимого опыта и технологий. Получилась реплика тяжелого поршневого истребителя с обрезанными крыльями и исключительно хилым мотором».

Не ставили характеристики Ме-262 Люфтваффе ни в какое положение. Наоборот. Пока Ме-109 и FW-190 всех модификаций пытались бороться с «Мустангами» и «Тандерболтами», Ме-262 вставали на крыло.

Кстати, статистика в пользу «Ласточек». 150 сбитых самолетов против 100 потерянных – это неплохо. Для нового класса самолетов – вполне. Тем более что из сотни потерянных большая часть потеряна на земле. От действий плоховато обученных техников, да и от пилотов досталось. Не все были Галландами.

Непатриотично, но какие потери противнику нанесли советские БИ-1? Британские «Глостер Метеор»? Американские P-59 «Эйркомет»?

Никаких. Кроме жизней летчиков-испытателей – никаких. В отличие от никудышных немецких Ме-262.

И почему-то реплику поршневого истребителя с турбореактивными двигателями никто не мог догнать. Да, подлавливали на взлете и посадке, когда слабоватые на то время турбореактивные двигатели Юнкерса не могли дать самолету необходимую скорость. Но в обычном бою – извините. 150 км/ч – это преимущество, как ни крути.

Так что немцы строили истребитель будущего, действительно не имея ни опыта, ни технологий. Они создавали эти технологии и на основе своих работ приобретали тот самый опыт. Не марсиане им чертежи подкинули. Не с Юпитера движки прилетели. 

Наоборот, победившие страны с огромным удовольствием и дрожью в коленках охотились за секретами и V-1, и V-2, и Ме-163, и Ме-262. Копировали, улучшали, отталкивались в своих разработках.

«Немецкие уберинженеры обрезали крылья, забыв изменить их профиль».

Забыли? Или не знали? Простите, господин Капцов, у них методички Яковлева лежали на столах, а они в них не заглянули? Или расчеты Микояна?

Как легко городить несусветную чушь. Через 80 лет. Впрочем, неудивительно. 

«В эру реактивной авиации применяются значительно более острые профили и крылья, использующие ламинарное обтекание. Для повышения путевой устойчивости и предотвращения распространения нарушений потока воздуха над крылом используются различные ухищрения в виде форкилей и аэродинамических гребней».

И что можно поставить в упрек немецким инженерам? Наверное, недоведенную до конца машину времени. Опять «Аненэрбе» не справились. Не проникли в будущее, не ознакомились с тем, как надо по Капцову делать самолеты и линкоры, потому как дураки с «Типитцем» и Ме-262 войну и проиграли.

Открою вам. Олег, страшную тайну. Если бы не работы инженеров фирмы «Мессершмитт», вряд ли бы все остальные дошли до сверхзвукового оснащения. Правильно, «Мустангу» ламинарное крыло нужно было для чего угодно, только не для сверхзвука. 

«Создавая «люфтвафлю», немцы ошиблись во всем, даже в выборе оружия».

Ну конечно! Разве могли в Германии создать нормальное оружие? Конечно, нет! МК-108 – это согласно Капцову не оружие, а недоразумение.

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

Хорошо, не стану здесь говорить о калибрах, поговорим (скоро) о 30-мм пушках в соответствующей статье. В защиту МК-108 скажу только то, что ее конструкция – это компромисс между весом, стоимостью и способностью наносить повреждение.

Пушка была легче многих. Да, полуметровый ствол – это не бог весть что, рассеивание было изрядным. Тут Олег справился. А вот дальше… Дальше – печаль.

Да, дальность огня у немецкой пушки получилась так себе. Равно как и траектория полета снаряда. И тут Капцов немножко так хитрит. Да, на дистанции в 1000 метров снаряд МК-108 уходил вниз на 41 метр. Но на дистанции в 200-300 метров вел себя более чем прилично, и кучно, и довольно прямолинейно.

Ах, какая плохая была МК-108 и какими хорошими были ШВАК и «Испано-Сюиза»!

Правда, Олег? 

И ничего, что из тех же ШВАК никто на километр не лупил? Подходили на те же самые 200-300 метров и били? Лень Покрышкина полистать?

И дальше, что это за откровенно странный подход? Наши, по многочисленнейшим воспоминаниям, стреляли с 100-300 метров, а почему немцы с километра должны были? Кто объяснит?

А как тогда вот такой расклад: вначале в пушке МК 108 использовались 440-граммовые фугасные трассирующие снаряды, снаряженные 28 граммами пентрита в смеси с тротилом. А в 1944 году основным боеприпасом стали гранаты «Minengeschoss» массой 330 граммов, снаряженные в разных модификациях снаряда от 72 до 85 граммами гексогена в сочетании с алюминиевой пудрой и пластификатором (в соотношении 75 / 20 / 5 %).

И, как показала практика, 4-5 попаданий – и любая «летающая крепость» превращалась в груду металла. 4 попадания из 4-х пушек – это как? Это вполне возможно. Учитывая неплохую (как обычно) скорострельность в 650 выстр./мин у изделия «Рейнметалла».

Любому истребителю тех времен хватало ОДНОГО такого снаряда.

А что там ШВАК, у которого была столь прекрасная баллистика?

Заряд осколочно-фугасного снаряда содержал 3,7 грамма тетрила или смеси «ГТТ» — гексогена, тротила и тетрила. Зажигательно-осколочный содержал 0,85 грамма «ГТТ» и 3,9 грамма зажигательного состава. Бронебойно-зажигательные взрывчатки не содержали, масса зажигательного состава составляла 2,8 грамма.

Да, в ходе войны заряды были усилены и даже придуманы новые, более мощные. Например, зажигательно-осколочный снаряд, который снаряжался 5,6 граммами бризантной взрывчатки А-IX-2, состоявшей из гексогена (76 %), алюминиевой пудры (20 %) и воска (4 %), а также осколочно-зажигательно-трассирующий снаряд, снаряженный 4,2 граммами взрывчатки А-IX-2.

Есть ли разница между снарядом 20 мм весом 93-96 граммов и заряженным 4,2-5,6 граммами взрывчатки и снарядом весом 300 граммов с 85 граммами взрывчатки?

Сколько надо было таких снарядов засадить в тот же В-17, чтобы ему стало плохо? То-то и оно. Но хвала в сторону ШВАКа выглядит не очень. Пушка совсем другого класса.

Двигатели. Тут у Капцова все тоже прекрасно. 

«Построить полноценный реактивный истребитель в 1944 году было невозможно. Но уже стало возможно в 1947-м.
Первый отечественный серийный турбореактивный двигатель ВК-1(РД-45) выдыхал 2,6 тонны пламени и огня при сухой массе 872 кг. От немецких поделок он отличался в четыре раза большим ресурсом, при этом не требовал сложных фокусов с применением двух видов горючего (взлет на бензине, основной полет — на керосине/диз. топливе у Jumo-004)».

Ну конечно, у немцев все было просто отвратительно, потому войну они и проиграли. Однако, напомним, что до Москвы они дошли за полгода, а вот обратно пятились три. 

Знаете, Олег, я вас слегка разочарую. Ваш «роскошный и извергающий» пламя ВК-1 (РД-45) – всего-навсего нелегальная копия британского двигателя. Это британцы продали нам 40 экземпляров своего движка Rolls-Royce Nene, а наши просто передрали. Без разрешения, без лицензии, ну как сейчас это делают китайцы.

Это ничего, поскольку еще одно семейство «советских» двигателей РД-10 и РД-20 – это Junkers Jumo 004 и BMW 003 соответственно. И наши самолеты (МиГ-9 и Ил-28, например) летали на перекопированных двигателях союзников и противников.

Немецкие двигатели были похуже, зато суды, как от «Роллс-Ройса», не грозили.

И вы, Олег, совершенно правы! Мы так и не смогли построить в 1944-м ни ракетный, ни турбореактивный двигатели. А в 1947-м, когда в руки попали британские и немецкие, – да запросто.

Честно говоря, вот этот сермяжный «ура-патриотизм» сегодня не очень уместен. Особенно шитый белыми нитками. Без изучения и сравнения самых элементарных источников, которых, хочу сказать, сегодня валом. 

А вот так, по сути, получилась весьма бодрая статья о водоизмещении «Ме-262». Примерно с тем же успехом можно написать о летно-технических характеристиках американских и японских линкоров. Но не стоит.

В своих обзорах, посвященных немецкой авиации, я действительно довольно критически отнесся к некоторым сторонам того же Ме-109. Но ни в коем случае это не умаляет заслуг конструкторов фирмы «Мессершмитт» да и самого Вилли Мессершмитта, так как они создали весьма неплохую боевую машину.

И мы очень долго догоняли, а в некоторых местах и не смогли догнать «мессершмитты» и «фокке-вульфы».

Немцы умели строить самолеты. Немцы умели строить двигатели. Немцы умели создавать прекрасные образцы вооружения. Это были очень сильные и достойные противники.

А размахивать скопированным с немецкого двигателя «советским классным двигателем», унижая поверженного противника, – это, простите, недостойно победителей. Примерно как говорить, что МК-108 была совершенным ни о чем в сравнении со ШВАК, не вдаваясь в подробности и отталкиваясь от одного-единственного параметра. Пусть даже и весьма важного.

Мы победили, несмотря и невзирая. Об этом стоит помнить. И рассматривать то, с чем воевали наши противники, надо именно так: с уважением и должным вниманием.

Оставив популизм и уряшности в стороне. Надо быть немного серьезнее, даже в погоне за популярностью.

Автор:
Роман Скоморохов

О водоизмещении истребителя «Ме-262»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here