Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

0
7

Share Tweet Share Share Email Comments

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

Вашингтон сказал, Пекин сделал.

Нас так долго пугали грядущим падением доллара, что стало совсем не страшно. Характерно, что Вашингтон не осмелился ни на одно прямое заявление о том, что курс доллара было бы неплохо снизить. Такие сентенции отдавались на откуп аналитикам ведущих банков, и только в крайнем случае – представителям ФРС. Однако долгое время всё ограничивалось намёками и полунамёками.

Автор: Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.

Пекин же без какого-нибудь предупреждения сделал именно то, чем Вашингтон только грозил. Теперь из Народного банка Поднебесной и даже из ЦК КПК могут сколько угодно говорить о том, что никакого манипулирования курсами со стороны Китая не проводится, а снижение юаня вызвано объективными факторами. Однако против фактов не пойдёшь.

5 августа Народный банк Китая опустил курс юаня (точнее, жэньминьби, таково официальное название китайской валюты) к доллару до минимума: средний обменный курс на уровне — 6,9225 за доллар. За этим практически сразу последовало падение на биржах ниже ключевой отметки 7 юаней за доллар.

Власти КНР прокомментировали падение нацвалюты заявлением о том, что во всем виноват «торговый протекционизм» и повышенные тарифы на китайские товары на глобальных рынках. По словам экспертов, то, что адресат претензий США, ни у кого не вызывает сомнений.

После того как Китай фактически позволил юаню упасть к доллару ниже 7 юаней, президент США заявил: «Это называется «валютной манипуляцией». Федеральный резерв, вы слышите? Это серьёзное нарушение, которое со временем значительно ослабит Китай!»

Напомним, на днях американская администрация ввела 10-процентные пошлины на китайские товары на внушительную сумму в 300 млрд. долларов. Эта мера начнёт действовать с 1 сентября, а причиной для неё президент США назвал невыполнение Пекином обещаний об увеличении закупок американской сельхозпродукции.

В ответ на такую новость, означающую отмену всех перемирий в торговой войне с КНР, рухнули финансовые рынки по всему миру. Первыми обвалились азиатские площадки, а вслед за ними просели американские индексы. После того как сразу на семь процентов упали нефтяные котировки, стало почти неизбежным укрепление доллара. На таком фоне целенаправленное снижение курса юаня могло бы и не потребоваться.

И очень маленький юань!

Причины постоянных нападок американской администрации и ФРС на китайский Центробанк хорошо известны: регулярное ослабление юаня давало и даёт значительные конкурентные преимущества китайской продукции.

За последние годы юань дешевел к доллару трижды, а немного укрепился только раз — по итогам 2017 года на 6,2%. При этом в 2015 году юань подешевел к доллару на 6%, в 2016 году – ещё на 6,7%, и при этом обновил сразу несколько минимальных значений за восемь с половиной лет. Наконец, в прошлом 2018 году курс юаня вновь опустился к доллару — на 5,1%. 

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!

Непосредственным же поводом к выступлению президента Трампа стал тот факт, что в минувшие выходные китайская валюта впервые более чем за десять лет пробила ключевой порог в 7 юаней за доллар. Уже в понедельник, как только со своими обвинениями засветился Вашингтон, глава центрального банка страны И Ган поспешил заявить, Китай не будет использовать юань в качестве инструмента для борьбы с внешними потрясениями. Среди них товарищ И назвал и торговые споры.

Заявление главного китайского банкира было опубликовано на сайте Народного банка Китай, и там чётко сказано, что КНР «не будет участвовать в конкурентной девальвации юаня». Более того, власти «будут поддерживать стабильность и последовательность политики валютного регулирования». 

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

Не совсем понятно, зачем понадобилось оправдываться тем, кто прямо называет присутствие коммунистического Китая на мировом рынке неизбежным злом. И это с предельно жёстким госрегулированием экономики и финансов страны. Неужели китайские товарищи боятся попасть под санкции или же быть исключёнными из ВТО? Но этого, как сказано у классика, не может быть, потому что не может быть никогда.

Сегодня Гонконг, завтра Иран

Нельзя не отметить, что ещё до принятия решения о сентябрьских пошлинах Трамп попытался устроить китайским оппонентам что-то вроде шантажа, заявив, что соглашение по торговле надо подписать до осени 2020 года. То есть до его возможного переизбрания на президентских выборах. Иначе условия сделки в дальнейшем будут более жесткими, пригрозил Трамп. Дополнительным фактором давления на оппонентов в торговых войнах стало решение о снижении учётной ставки ФРС.

Вряд ли падение юаня стало прямым ответом на такое давление. Однако нельзя не отдать должного китайским банкирам за то, что они так мастерски умеют превратить почти неизбежное поражение в победу. Ведь не исключено, что пойти на курсовые игры с юанем китайское руководство заставила среди прочего сложная ситуация в Гонконге, способная испортить едва ли не всё в налаженном механизме финансового обеспечения всей китайской внешней торговли.

Отнюдь не случайно на том же сайте НБК сказано, что курс юаня в настоящее время находится на приемлемом уровне в соответствии с фундаментальными экономическими показателями Китая и рыночным спросом и предложением. Так считает глава НБК, который заодно отметил, что центральный банк обладает опытом и способностью поддерживать стабильную работу валютного рынка.

Китайское правительство, обычно неторопливое в своих решениях, на жёсткую критику Трампа тут же ответило ещё более жёстко. И куда более конкретно. Агентство Bloomberg сообщило, что уже отдано распоряжение китайским госкомпаниям приостановить импорт из США сельхозпродукции. Ну а следующим шагом в пику Вашингтону вполне может стать решение об увеличении закупок нефти из Ирана, о чем иранские СМИ уже успели поведать, причём не без обычного для них антиамериканского сарказма.

А доллар отыграется на рубле?

Понедельник стал одним из самых «чёрных» на Уолл-стрит. В текущем году такого сильного падения котировок ещё не отмечалось. В условиях умеренного, но стабильного роста американской экономики потеря за день 3-3,5 процентов — это очень много. А вынужденная скупка американских облигаций, признанного резервного актива, опрокинула все расчёты хотя бы на минимальное ослабление доллара, которого так жаждали и Трамп, и ФРС.

Впрочем, Федеральный резерв США в какой-то мере виноват и сам, так как не подкрепил разовое снижение ставок какими-нибудь заявлениями о том, что снижение будет продолжено. Похоже, Народный банк Китая решил воспользоваться даже таким малозначительным вообще-то фактором.

Получив удар ниже пояса от Китая, администрация Дональда Трампа уже спешит отыграться на ком-нибудь другом. И поскольку с Ирана ей взять уже практически нечего, адресатом вполне может стать Россия. Тем более что Трампу так или иначе надо «отмазываться» от обвинений в связях с русскими и готовности к постоянному диалогу с российским лидером. 

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

Очередной пакет антироссийских санкций, привязанных к надоевшему, кажется, уже всем, «делу Скрипалей», можно было бы расценить как очень серьёзный удар, если бы он не был ударом в пустоту. Дело в том, что первая и главная санкция (ограничения на операции с российским госдолгом) носит весьма избирательный характер и касается только первичного размещения валютных облигаций.

То есть рублёвые бумаги может покупать кто угодно и сколько угодно. В разъяснениях к санкционному пакету так и сказано: «Запреты не распространяются на облигации или займы, номинированные в рублях» и санкции «не запрещают банкам США участвовать на вторичном рынке суверенного долга России».

Кроме таких, скажем прямо, странных манипуляций в отношении наших долговых бумаг, новые санкции предусматривают ещё один «технический» запрет на финансирование российского правительства со стороны МВФ и Всемирного банка. А ведь с ними мы вот уже почти десять лет не имеем почти никаких взаимоотношений.

Что называется, рассчитались и забыли, даже к рекомендациям прислушиваться никак не желаем. Но президент Трамп с коллегами готовы запретить Всемирному банку и МВФ даже это, то есть «оказание российским властям «технической» помощи». Под такой помощью, как правило, имеются в виду как раз разного рода консультации по макроэкономической политике. В том числе и пресловутые развёрнутые доклады МВФ.

А ведь когда-то давление на Россию через кредиты МВФ и Всемирного банка и вправду было очень сильным. Наш бюджет просто горел и трещал без очередных траншей, хотя каждый из таких траншей почему-то неизменно сопровождался ростом строительной активности в ряде элитных подмосковных посёлков.

Слабость — это сила. С таким юанем никакой доллар не страшен!…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here