Средневековый геноцид, или почему феодальные семьи были так устойчивы

0
6

Share Tweet Share Share Email Comments

Интересная точка зрения Клима Жукова на устойчивость феодальной семьи в Средневековье. Как обычно с юмором.

Регулярно читая в источниках иили научных книжках, как в средние века кто-то был бит в сражении, диву даёшься, откуда потом появляются всё те же фамилии — их, вроде бы, только что убили всех, а они опять! Ну это-то ладно, это мы понять можем. Папа уехал на войну и не вернулся, но дети подрастают и скоро подхватят выпавшее знамя и тоже поедут на войну. Подобная система имеет свои ограничения, но всё-таки очень долговечна.

Но откуда такой дьявольский мобилизационный потенциал? При Кресси в 1346 году погиб цвет французского рыцарства. Что не помешало французскому рыцарству отлично воевать до 1356 года, когда в сражении при Пуатье погиб цвет французского рыцарства. Что не помешало французскому рыцарству отлично воевать до мира в Бретиньи. Такое ощущение, что «запасы» военных во Франции были какие-то бездонные.Или вспомним Новгород Великий.

1268 год, 18 февраля, битва при Раквере (она же Раковорская битва). Русская сборная бой выиграла. Однако новгородцам это далось очень дорого.

убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, /л.145./ Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вѣсти не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и вѣсть, а пльскович такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вда плечи, или перевѣтъ былъ в немь, то богъ вѣсть. (Новгородская первая летопись старшего извода. Синодальный список).

В столкновении с «железным полком» тевтонцев Новгород потерял 14 «вятших» бояр, в числе коих был посадник Михаил Фёдорович, то есть премьер-министр. Ещё трое пропали без вести, включая тысяцкого — министра обороны. Отдельно подчёркнуто, что кроме поименованных, убито и «много добрых бояр» рангом поменьше, не достойных персонального упоминания в официальной летописи. Про «иных чёрных людей без числа» умолчим, кто их когда считал. Потери были такие, что князь Юрий «вда плечи», т.е., бежал с поля боя.

Средневековый геноцид, или почему феодальные семьи были так устойчивы

Подобное избиение в новгородской и вообще — русской истории случалось не часто. На это однозначно указывают летописные известия, точнее, крайне редкое перечисление убитой знати. Видимо, обычно потери были куда скромнее и не шокировали летописцев так сильно.

Отчего 17 убитых бояр (по здравому рассуждению, надо думать, что 3 пропавших без вести тоже погибли) шокировали летописца настолько, что он процитировал церковный синодик и разродился длиннейшим религиозным пояснением, отчего такое побоище случилось? Да просто потому, что Новгород — это ок. 220-250 га., не более 30 000 жителей. Боярских «больших» семей-кланов было, судя по сохранившимся в археологии усадьбам, 35-45. То есть, от половины до трети семей понесли потери в один день. Откуда и шок.Хоть кровопускание Новгороду сделали очень сильное, на его боеспособности это никак не сказалось. В 1269 г. ливонские немцы собрали 180 рыцарей и пошли на Псков, куда через 10 дней явилось новгородское войско. Было оно настолько убедительным, что ливонцы быстренько заключили мир и убрались.

Как так вышло после страшнейших военных потерь?

Видимо так:

1.Боярин был не просто военным аристократом, но и важнейшим элементом городского управления.

2.Боярин был ещё и важным элементом городского бизнеса, т.е., самостоятельным хозяйствующим субъектом.

3.Боярин выступал не самостоятельно, а в рамках клана, с которым был связан взаимными родственными, дружескими и деловыми обязанностями.

Можно представить себе некое среднее семейство условных Пердятичей (я их придумал, чтобы никого не обидеть). И вот, в январе 1268 года приходит глава семьи с веча и сообщает: едем воевать немца. После чего крепко чешет в бороде.

Дано: Пердята Пердятич (папа); Упырь, Рукосуй, Твердолоб, Жирослав и Блудорук Пердятичи (сынки); Жидята Смердятич и Жлобосвин Смердятич (племянники); Толстопят Ебестоевич (младший кузен).

Пердятичу старшему предстоит решить локальную мобилизационную проблему: кто поедет воевать?

Блудорук — младший, у него нет детей, его на войну тащить пока рано. Жирослава придётся оставить на хозяйстве, ибо кто иначе будет управлять семейными делами? Вернёшься, а тут всем ремесленники разбежались, все смерды засвоевольничали — надо за ними следить. Твердолоб на войну не поедет, т.к. недужен и вообще очень запросто до начала похода не доживёт. Жидяту Смердятича на войну не увезти, т.к. он на мостовом кормлении — прямо сейчас чинит мосты через Волхов. Жлобосвин Смердятич в торговой поездке к карелам, кстати, с 25% боярской дружины на охране.

Таким образом, на войну едет Пердята Старший, кузен Ебестоевич и два сынка: Упырь и Рукосуй. Из 10 человек по объективным причинам вытащить в поход получается всего 4-х. И никуда не денешься. Не волочь же младшенького и бездетного? А как хитрого Смердятича из карельских лесов достать? Или Жидятушку с моста как снимешь?

Вот и едет 40% семьи вместо 100% теоретически военнообязанных. При Раковоре (допустим) убивают Ебестоевича и смертельно ранят Пердяту Старшего. Таким образом, сила клана уменьшилась на 20%. Это очень печально, но вообще не смертельно. Т.е., на следующий год боярская корпорация легко выставляет ещё 4-х служилых людей по отечеству. А там, обзаводится потомством Блудорук, входят в возраст два сына Ебестоевича и года через 3 корпорация уже обладает 11-ю бойцами вместо 10-ти до Раковора.

То есть, феодальная служилая «большая» семья обладала объективно очень не высокой мобилизационной способностью, из-за постоянного участия в деловых предприятиях города и собственных. При этом, феодальная семья обладала очень приличным мобилизационным потенциалом, который был напрямую связан с низкой способностью выставлять массу бойцов в момент времени. А значит, нормального средневекового геноцида к ним было не применить физически.

Уничтожить под корень или просто серьёзно обескровить подобный клан было очень непросто. Куда опаснее для него была эпидемия, которые выкашивали всех без разбора куда эффективнее мечей и стрел.

Средневековый геноцид, или почему феодальные семьи были так устойчивы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here