Загрузка...

Эксперт связал крушение самолета в Подмосковье с «детской болезнью» Ан-148


Межгосударственный авиационный комитет завершил расшифровку данных параметрического самописца Ан-148, разбившегося в Подмосковье и назвал одну из причин крушения. Предварительный отчет опубликован на сайте МАК.

Катастрофа в Подмосковье могла произойти из-за неверных данных о скорости полета, что является «детской болезнью» модели Ан-148. Это уже не первый такой случай, заявил корреспонденту Федерального агентства новостей председатель комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов.


Эксперты МАК сообщают, что «особая ситуация» начала развиваться уже через 2,5 минуты после отрыва воздушного судна от земли. На высоте 1300 метров при скорости 465-70 километров в час в показаниях модуля воздушных параметров (МВП1) приемки полного давления (ППД1) левого летчика и МВПЗ (ППД3, резервный) возникли расхождения.

«Когда это все началось, шли заряды снега, а температура составляла минус 5-6 градусов и с высотой она понижалась. На малой высоте экипаж убрал закрылки, шасси и включил автопилот. Вдруг они получают сигнал, загорается табло «Vприборная — СРАВНИ». Это значит, что скорость МВП1 отличается по показаниям от резервного прибора. Для понимания, самописец фиксирует только два параметра — указатель скорости командира корабля и резервный. Указатель второго пилота там не фиксируется, поэтому мы не можем говорить, как он работал — корректно или нет. Скорее всего, тоже нет», — говорит Смирнов.

Читайте так же :  В Карелии задержан подозреваемый в убийстве двух девушек

По его словам, в этот момент экипаж не видел земли из-за снегопада, и ему приходилось ориентироваться по приборам. После второго срабатывания табло «Vприборная — СРАВНИ» командир воздушного судна принял решение отключить автопилот и перешел на ручное управление.

«Дальше ему нужно было ориентироваться на показания приборов скорости. Он смотрит на свои приборы и видит, что скорость падает, а показания резервного прибора растут. Командир вынужден был поверить основным показателям и для того, чтобы скорость не упала до 0, он добавляет мощность двигателя. А двигатели на взлетном режиме не могут работать продолжительное время, так как от чрезмерной нагрузки разрушаются. Далее показания главного прибора скорости показывают 0, а данные резервного продолжают расти. КВС добавляет режим, веря малой скорости, потому что для самолета самое страшное — ее потеря», — продолжает председатель комиссии по гражданской авиации.

Собеседник ФАН отмечает, что в этот момент перегрузка составляет 1,5-2 единицы, что не самым лучшим образом сказывается на членах экипажа, управляющих самолетом в ручном режиме.

Последние записи :

«Они же отключили автопилот и руками пытались удержать самолет в горизонтальном положении. В конце концов, что-то произошло с двигателями, и Ан-148 стал снижаться. Далее произошло столкновение с землей на скорости 800 километров в час. Мне как профессионалу не хватает расшифровки второго, речевого самописца. Его показания могли бы дать понять, работал или нет указатель скорости второго пилота. Это очень важно, услышать разговор внутри экипажа», — говорит эксперт.

Читайте так же :  В Австралии полиция задержала подростка, который подкладывал иглы в клубнику

В отчете МАК указано, что ошибка в показаниях приборов, могла быть связана с «обледенением ППД (приемники полного давления) при выключенном состоянии систем их обогрева». В свою очередь Олег Смирнов указывает, что пока рано обвинять экипаж в отключении системы, так как перед каждым взлетом КВС и второй пилот проводят предполетную проверку.

«После заруливания самолета на стоянку и остановки двигателей выключаются все без исключения приборы. Все! Но на определенном этапе, по технологии, они должны включаться. Есть так называемая карта проверки, которую один член экипажа читает, второй включает все, что положено включить и отчитывается. Это сильная штука для безопасности полета. Там уже не забудешь ничего. Если этого не было сделано, тогда да — это грубейшее нарушение технологии работы экипажа. Грубейшее. Но еще рано говорить, потому что приборы могли быть включены, но не сработала автоматика, не прошел сигнал. Другими словам тумблер был включен, но сам сигнал не прошел до необходимой системы. В таком случае экипаж не виноват. Это техника», — говорит собеседник ФАН.

Читайте так же :  Полицейских наказали за разыгранный разбой

К слову, при очень схожих обстоятельствах 5 марта 2011 года произошла катастрофа близ села Гарбузово (Белгородская область). Тогда, ориентируясь на пониженные показания скорости, пилот разгонял двигатели до тех пор, пока они не загорелись. Это также привело к появлению низкочастотных колебаний, увеличению перегрузок, что в результате вызвало разрушение воздушного судна.

«Один прибор показывал падение скорости, другой рост. Растерянность экипажа. КВС давал взлетный режим до тех пор, пока двигатели не пошли в разнос. Там же двигатели на крыльях. Подобный нюанс характерен именно для этой модели самолета. Это его «детская болезнь», можно сказать, от которой компания Антонов его так и не вылечила. Ан-148 потерпел крушение из-за своей «детской болезни»», — заключил Смирнов.

Напомним, Ан-148 «Саратовских авиалиний», следовавший по маршруту Москва — Орск, разбился в минувшее воскресенье через несколько минут после взлета из аэропорта «Домодедово». Авиакатастрофа унесла жизни 71 человека. В «Саратовских авиалиниях» сообщили, что Ан-148 прошел стандартную проверку и был исправен.

Источник

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *