Ксения Соколова российская журналистка свежая информация. Всё, что известно на данный момент.


— Я спрашивала Лизу: «Как твой муж, дети отпускают тебя на войну?» Она говорила: «Поскольку мой муж знает, что я все равно поеду, относится нормально, наверное, потому что любит».


— Ну вот поэтому эти прекрасные люди из нового руководства РБК и выразились так поэтически про эту двойную сплошную, которая все время движется неизвестно куда.

— Это было абсолютно практическое соображение. Я привыкла прогрессировать — я думаю, что для многих людей это нормальная ситуация. А тут я просто увидела потолок. Учитывая то, чем я занималась раньше, продолжать имело бы смысл, например, делая авторский проект на телевидении или работая в каком-то крупном государственном новостном агентстве. Но я не могла этого делать в силу идеологических причин — да меня туда никто бы и не позвал в силу моей относительной неблагонадежности. Помните, как в «Маленьком принце»? Так он распрощался со своей блестящей карьерой художника.

— Изначально организация «Справедливая помощь» занималась помощью бездомным, бедным и тяжело больным. Это потом добавилась помощь пострадавшим от природных катастроф и военных действий – началось с пожаров в 2010 году, потом было наводнение в Крымске и т.д. Сейчас мы продолжаем помогать нашим подопечным – как было при Лизе. Кормим бездомных, оказываем помощь малоимущим и т.д. Здание, в котором мы находимся, Лиза получила под больницу для бедных. Здесь живут семьи с детьми из Донбаса, проходящими реабилитацию. Сейчас мы думаем, как сделать больницу о которой мечтала Лиза. У нас нет госфинансирования, но в деле создания больницы мы рассчитываем на помощь государства.

Ксения Соколова биография личная жизнь фото подробности. Подробная информация.

Маша Гессен в программе «Школа злословия» на канале НТВ: «Есть темы, которые теперь уже могут появиться только в глянце и не могут появиться в газетах. Прекрасные репортажи о Беслане публиковались и в журнале Esquire, правда, там был переводной материал, и в журнале GQ, где он был родной, и это один из лучших репортажей, которые мне просто приходилось читать. Мне кажется, что такого рода репортаж, с таким количеством жизни, пота и крови, которое было в этом тексте, ни в одной российской газете появиться бы не мог»[60].

— Это все та же история с дочками Путина. То есть есть острые, крайне раздражающие действующую власть вещи, которых не надо делать, если ты хочешь продолжать путь, который начал.

— Я верю в то, что это возможно. Может быть, глобальных вещей я не сделаю, но думаю, что могу улучшить жизнь каких-то людей. Достаточно большого их количества. Я бы тут привела пример того же Евгения Ройзмана, который сначала был депутатом, а теперь мэр Екатеринбурга. Что он делает и что стала бы делать я, оказавшись на таком посту? Он ведет личный прием и решает конкретные проблемы конкретных людей. Мне кажется, что здесь надо действовать, исходя из абсолютной конкретики. Первый шаг — избраться в Думу. Возможно, сейчас, возможно, через четыре года — потому что это марафонская дистанция. Я отдаю себе отчет, как власть в России устроена. Я прекрасно знаю, что я хреново монтируюсь с этим. Но с другой стороны, знаете, я иногда себя называю «Маленькое агентство по решению нерешаемых задач». Эта задача почти нерешаема, и поэтому я хочу ее решить.

— Именно. Но эту ее часть они саботируют. Давайте их научим этого не делать. Пока я журналист, я их не могу этому научить — они меня к себе не подпустят. А если я буду депутатом, уже придется.

Журналист Ксения Соколова творческий путь. Новости сегодня 20.01.2018 г.

— Да. Нам навязывают жесткие правила, которых мы не знаем. Причем, знаете, эта болезненная точка — она может обнаружиться абсолютно где угодно. Немного зная всю эту кухню, я уверена, что людей из Партии пенсионеров предупредили. Но они не вняли. Этот почтальон всегда звонит. Ну, а потом идут танки и наступает разгром.

— Не могу сказать, что Россия вся бедная. Просто очень разителен контраст между богатством и бедностью. Бедность бывает разная. Бедный может жить в финской социальной 5-этажке и получать пособие по безработице — это один уровень. А есть «русский нижний уровень бедности». Человек живет в избе, не получает денег, работы нет, ему за неуплату провода электрические могут срезать. Пенсионер в деревне – человек богатый, он ежемесячно деньги получает, молодые люди старикам завидуют…

— Понимаете, тогда мы видели, что наступает эпоха относительной цензуры, и понимали, что можем как-то качать, дергать ситуацию в разные стороны. Противопоставлять закручиванию гаек смех и карнавал — или достаточно серьезную фронду, как делал Бахтин. Сейчас ни фронда, ни смех уже не являются ответом на тот вызов, который перед нами стоит. На них никто не обращает внимания. Нужен какой-то другой ответ. И я над ним сейчас думаю.

— Ну да. Так и ради чего? Кому удалось что-то сделать хорошее в последнее время, будучи депутатом Госдумы?

— А я вам кружку к 8 марта принесла, — когда мы закончили интервью, в комнату вбежала 7-летняя девочка в легком платьице и медицинской маске.

— Вы больше известны как герой светской хроники, руководили глянцевым журналом, шли в депутаты Госдумы. Вас приписывали к «либеральной тусовке»…

— Давайте я конкретно спрошу: вот Esquire публиковал репортажи про боевой путь российского солдата, убитого в Донбассе, про похороны агента ГРУ, погибшего в Сирии. Такая журналистика уже не нужна, на ваш взгляд?

— Что такое острые вещи? Вот сейчас Партию пенсионеров громят точно так же за то, что они включили в список бывшего единоросса из Челябинска.

— Раскол в обществе огромный, его надо преодолевать. Это придется делать, чтобы у страны было будущее. Война – самый жестокий, нелепый способ распорядиться человеческой жизнью. И ладно бы своей – отвратительно, когда безответственные политики распоряжаются чужими жизнями.

Ксения Соколова видео информация. Главные новости сегодня 20.01.2018 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *